Важная информация!!!


Администрация Феодосии решила: музею денег срочно освободить помещение.

 

Important information!!!


 

The administration of Feodosia decided to urgently release the premises of the museum of money.

Аргументы недели – Крым

 

АЛЕКСАНДР ОЛЕЩУК: Я НЕ СТАЛ БЫ МОГИЛЬЩИКОМ МУЗЕЯ

«Аргументы недели – Крым» неоднократно обращались к теме конфликта между членами феодосийской общественной организации «Музей дельтапланеризма» и до недавнего времени директором этой самой организации Александром ОЛЕЩУКОМ, который также содержит на свои средства частный Музей денег. Надо отметить, оба культурных объекта размещались под одной крышей, что, видимо, создавало определенные помехи для их полноценного функционирования.

cmnt_oleshuk_1.gif Александр ОЛЕЩУК долго искал помещение, чтобы переместить экспозицию по дельтапланерному спорту в иное место. Помещение нашлось. Туда перевезли все экспонаты: началась подготовка к открытию. Только вот не Музея дельтапланеризма в новом здании, а – Музея воздухоплавания с отдельным залом, посвященным дельтапланеризму.

Членам общественной организации, как оказалось, реорганизованной, (ОЛЕЩУК юридически ее ликвидировал), пришлись не по душе такие перемены. Во-первых, на их взгляд, дополненная и переделанная экспозиция принижает значение дельтапланеризма, раз он занимает только один зал, а не весь музей. И это, несмотря на то, что, кроме феодосийского, во всем мире музеев дельтапланерного спорта не существует вообще. Во-вторых, здание находится вдали от центра города – просто так заезжий турист туда не попадет.

Обвинения в разрушении музея в прежнем статусе или, по крайней мере, в недобросовестном к нему отношении, вполне обоснованы. Александр ОЛЕЩУК не соглашается с членами организации и утверждает, что экспозиции на новом месте было бы только лучше: в помещениях тепло и уютно, будут созданы все условия для хранения музейных ценностей, а в залах, где она пребывала ранее, – разруха, сырость. В общем, работы – непочатый край.

Евгений БЕЛОУСОВ, бывший директор Музея дельтапланеризма, насколько известно, предъявлял обвинения Александру ОЛЕЩУКУ в том, что тот не заботился об экспозиции и залах, хотя при передаче музея под его попечение, были согласованы условия, по которым ОЛЕЩУК обязывался хранить и приумножать коллекцию Музея дельтапланерного спорта.
cmnt_muzey_deltaplanerizma1.jpg К чему привел конфликт, «АН – Крым» тоже писали. Городские власти поддержали общественников и настояли на возвращении экспозиции Музея дельтапланеризма на свое исконное место. Мы пообщались с бывшим руководителем общественной организации (сейчас ее возглавляет Ольга СИЛЕВИЧ), а ныне директором лишь одного музея - Музея денег Александром ОЛЕЩУКОМ, и узнали, каков его взгляд на разрешение конфликтной ситуации и к чему она приведет.

АН:Александр Романович, помещение Музея дельтапланеризма остается прежним, и в скором времени новое руководство музея собирается провести его «переоткрытие», так сказать. Вы же добивались расширения Музея денег?

Было принято решение городского руководства, исполкома, хотя, если честно, мы подали проект достаточно серьезной реконструкции. Помимо всего прочего, был подан, в отличие от них, план социально-экономического развития, что он (Музей денег. - «АН – Крым») даст для региона, Крыма в целом. Но пока ответа не получили: хороший, плохой. Как я понимаю, должны рассматриваться все варианты.

АН:Отчего возникла такая конфликтная ситуация. Что вы не поделили между собой, не считая помещения?

Было много различных инсинуаций. В том числе в мой адрес, что я чуть ли не священную корову тронул. Но, как говорится, во всем есть документы, факты. В отличие от главного бывшего директора музея, который много сделал для того, чтобы музей пришел в упадок, у меня есть факты. Он их не может оспорить.

Я мог бы с ним встретиться в суде. Тот ушат грязи, ведро клеветы, который господин БЕЛОУСОВ (Евгений БЕЛОУСОВ, детский писатель, основатель Музея дельтапланеризма. – «АН–Крым») на меня вылил – ничто не дает ему такого права. Приведу несколько фактов. Музей по своей форме, хотя это и общественная организация, но по законодательству Украины является частной собственностью. Это могут все юристы доказать. Именно эта форма музея. У меня есть документы, паспорт музея, где указано: форма собственности – частная. Об этом никто не хотел слышать.

Второй момент. Его официально господин БЕЛОУСОВ мне продал. Я сейчас готов это сказать, если на то пошло. То есть, как собственник этого музея, я вправе был рассматривать его таким, каким я его вижу. Тем не менее, я не стал бы могильщиком музея. Я искал продолжение, чтобы музей воскрес в новом виде, засверкал в новой реконструкции. Ничего плохого я не сделал. Очень сложно быть директором сразу двух музеев. Мне долго пришлось искать человека-компаньона, с которым вместе могли бы потянуть второй технический музей. Один – исторический (Музей денег. – «АН–Крым»), второй – технический. Поверьте, очень долго мы искали друг друга, пока не нашелся Александр Михайлович НИКОЛАЕВ, президент Федерации Воздухоплавания Украины. Серьезная должность. Когда мы с ним пообщались, мы увидели то, что мы можем создать такой технический музей, который всецело показал бы всю историю воздухоплавания Феодосии, а не зацикливался только на Музее дельтапланеризма. Я ничего плохого тут не вижу.

АН:Вы и помещение для нового музея нашли?

Городские власти выделили нам помещение по площади, я подчеркиваю, больше, чем помещение, которое занимал Музей дельтапланеризма. А это здание, увидите, неотапливаемое, помещения аварийные. Там нужны серьезные деньги, чтобы что-то сделать.

АН:И как вы планируете уживаться под одной крышей, если вы между собой в таком противостоянии?

В одном помещении двум музеям быть достаточно сложно. Вы прекрасно помните, в истории Феодосии достаточно длительный период картинная галерея и бывший краеведческий музей (сейчас Музей древностей. – «АН – Крым») находились в одном помещении. И только после того, как освободился бывший дом Лагорио, роддом, когда они переехали, все стало совсем по-другому, музей засверкал в новом обличье.

Помещение искали долго, когда Александр Михайлович (НИКОЛАЕВ. – «АН – Крым») дал свое согласие, что мы будем сообща, не я один воз тянуть, содержать музей. Я содержу два, это сложное дело. А многие «товарищи с горы», как мы их называем, просто не понимают многих таких вещей. Есть такое выражение «С гор спустился». Вот они тогда проводили собрание, было действительно сто человек, прибежали, нашумели, наговорили. Фактически, это был рейдерский захват, не побоюсь этого слова сказать. Были заготовлены бланки заявлений, как будто бы на мое имя. Вдруг все захотели стать участниками общественной организации, чтобы меня переизбрать, совершить переворот…

АН:А все же, почему помещения Музея дельтапланеризма оказались в аварийном состоянии? Члены общественной организации вполне оправданно заявляли, что помещения в аварийном состоянии. Они говорили еще, что вы довели их до такого краха. Неужели нельзя было что-то сделать с комнатами и не доводить их до аварийности?

Музей – частная собственность. Начальник управления культуры Тамара СТЕБЛЮК всем заявляла, что ни один экспонат Музея дельтапланеризма не находится на учете государства. Это частный музей. Но была попытка (доказать. – «АН–Крым»), будто я, ОЛЕЩУК, попытался замахнуться на государственное. Это не отвечает действительности. БЕЛОУСОВУ, директору музея передо мной, были выделены достаточно большие по тому времени деньги, 80 тысяч рублей. И он их нецелевым, я отвечаю за слова, образом использовал. Вместо того чтобы нормально произвести реконструкцию, починить кровлю, сделать отопление здесь, он просто сделал драпировку помещения, просто прикрыл стены. Как они остались, все так было, даже та же побелка, оно все осталось. Никто с него ничего этого не спросил. Даже документов, смет выполнения работ, ничего не было. Мало того, это все было продано. У меня есть свидетели, которые вам это скажут.

Я не хотел ему давать эти деньги. За что? Если было собрание, передавалось. Было другое время. Мне было сказано, что это его частная собственность, он приобретал эти экспонаты, Александр Романович, вы должны заплатить ему эти деньги. Я ему заплатил. И представьте себе, после этого он приходит и просит назад. Это непорядочно с его стороны. Представьте себе. Вы купили имущество и вы им распоряжаетесь по своему усмотрению, а к вам приходят потом и говорят: «А мы вас сейчас тут уберем, мы по-новому это все назад требуем». Еще раз говорю: мы получили новое помещение. Ушли годы, чтобы найти помещение под музей, даже, грубо говоря, дельтапланеризма, в каком виде он раньше виделся. Помещений не было. Мы ходили, просили. Для музея нужно помещение где-нибудь в самом центре, я прекрасно понимаю. И мы ставили вопрос перед руководством города, Фондом коммунального имущества. Даже нашли его. Просили передать нам пустующее помещение бывшего казино «Фламинго», между «Лидией» и загсом (центр города. – «АН–Крым»). Передали бы, и вопросов не было. Нет, оно стоит уже в течение 10 лет, разрушается, но, тем не менее, под музей его не передали.

Достаточно много других помещений. Вот у нас рядом, на Куйбышева, 8, бывший военкомат. Мы тоже просили: дайте нам пустующее помещение в центре. Тоже не дали.

И только в прошлом году освободилось помещение, морпорт сдал бывшую школу юнг, и нам это помещение с НИКОЛАЕВЫМ предложили. Помещение достаточно большое,140 метров. А БЕЛОУСОВ рассказывает о том, что помещение находится на окраине, где-то, в подвале. Совершенно не то. У них ничего не делается. У нас ведутся работы.

АН:А Вы что-то пытались сделать с залами Музея дельтапланеризма до этого переезда?

В Музее дельтапланеризма был ремонт. Я лично вложил свои деньги. Были забетонированы полы, была пробита смета. Упрекнуть меня в том, что я то-то не делал, – такого нет. Металлопластиковое окно я пришел туда и поставил. Когда я принимал эти помещения, тут бегали крысы. У меня есть акты из санэпидстанции о том, что они провели дезинфекцию. А из отверстий в крыше было видно небо. Многое сделано. Моя задача была сохранить музей.

АН:И таким переездом вы его сохранили бы?

У нас выделено 3 огромных зала. Первый зал – общая история воздухоплавания. Второй зал предполагалось посвятить парапланеризму. И третий, самый большой, зал – полностью дельтапланеризму. А вы видите – неинтересно.

Я еще раз подчеркиваю, ни один экспонат с этого музея никуда не пропал. У нас все там было бы. Решили так. Не вопрос. Будет два музея. Тот музей мы уже зарегистрировали. Он скоро откроется. У нас хватит экспонатов. Других. Собственных.

АН:Вы знаете, помещение в центре города и помещение, пусть не на окраине, но все же вдали от наиболее оживленных улиц, вещи разные. Впрочем, вы сами об этом сказали. Но дело вот еще в чем. Членам общественной организации нужны залы для теоретических занятий. Согласитесь, здесь очень удобное для этого место.

Ни разу никто не приходил (заниматься. – «АН–Крым»). И почему считают, что в том месте нельзя было бы проводить занятия. Ровно напротив нас находится школа «Интеллект». Это не так далеко, туда съезжаются детишки со всей Феодосии. И тут школа юнг. Нормальное теплое помещение. Не аварийное, как здесь. Им нужно помещение. Музей не нужен. Это просто прикрытие. Ими было обещано, что у них есть инвестор, правнук Клементьева, из Германии. Поживем – увидим. Время все рассудит.

АН:Каким видите будущее своего музея? Что-то изменится в его работе?

Из 180 квадратных метров общей площади Музей дельтапланеризма занимает большую часть. Он занимает 5 комнат, мы занимаем – 3 комнаты. Если бы нам оставили хотя бы вот эту комнату, 15 квадратных метров, у них все равно была бы большая территория, но мы хоть как-то уровнялись бы. А так мы при большем количестве экспонатов, при их значительной ценности… Вот эта комната является хранилищем. У них нет даже решеток.

АН:То есть эту комнату, где вы оборудовали хранилище экспонатов, необходимо вернуть в распоряжение Музея дельтапланеризма?

У нас не будет хранилища. У нас не будет воды. По санитарным нормам мы сейчас доживаем этот месяц (сентябрь. – «АН-Крым»), после чего музей денег придется закрыть. Мы сами провели туалет. Господин БЕЛОУСОВ то помещение, туалет, которое когда-то принадлежало музыкальной школе и находилось в общих дворах, его продал. Сейчас на этом месте построен коттедж.

Вот эта котельная, которую он строил. Он тоже продал. Сейчас решается вопрос возврата, чтобы там могли сделать элементарный туалет.

Беседовал Василий КОСЕНКО, «Аргументы недели – Крым», Феодосия.

Создание и продвижение сайтов - Cтудия Bizon