Печатное издание: Крымское время

КАК Я ПО ГОРОДУ ПОШЛА, МНОГО ДЕНЕЖЕК НАШЛА

Александр Олещук почти всегда думает о деньгах. Исключительно о деньгах. И все ему хочется побольше денег иметь. Конечно, подобное желание не чуждо и обычному человеку – только рядового гражданина все больше интересуют отечественные гривны, американские «зеленые», ну, может быть, ещё евро. Зачем обычному человеку деньги? Понятное дело, чтобы прикупить чего-нибудь. А Александр Олещук с трудом добытые деньги не тратит. Он их коллекционирует.

Золотой кизикин мне дали подержать, и я даже попробовала его укусить. Ну, чего вы смеетесь? А раньше так и определяли чистоту металла – золото ведь мягкое, а если чувствуется, что монета тверже, чем положено, значит, подмешан другой металл. В давние времена золотая монета состояла только из золота, серебряная – только из серебра. Правда, во все времена находились фальшивомонетчики, но тяжел и опасен был их труд: приходилось монету резать вручную, и часто подводила недостаточная тонкость работы. Золотые монетки, подобные той, с которой начался этот рассказ, чеканили на территории нынешней Турции, в городе Кизик, отсюда и название «кизикин». Укушенная корреспондентом «КВ» монета, как раз дело рук такого «народного умельца», в ней – около сорока процентов серебра. Любой меняла на рынке, даже не пробуя её на зуб, заподозрил бы фальшивку: есть небольшое отличие в изображении отчеканенной на монете голове львицы. На настоящей монетке нос у львицы с горбинкой, на «самоделке» - прямой. Ой, кажется мне, что карьера умельца закончилась печально: в древней Кафе с такими не церемонились. Могли руки отрубить, могли изгнать из города навсегда.
Впрочем, речь пойдет вовсе не о судьбе давным - давно сгинувших преступников. Поговорим о деньгах.
… Монетами Александр Олещук «заболел» в детстве – с тех пор, как в шесть лет нашел в огороде античную денежку: серебряный тетраобол. Он положил начало коллекции. Теперь о монетах – древних, современных, отечественных, иностранных – он может говорить часами. Все знакомые знают, что если Саша свернет на любимую тему, то придется выслушать не одну лекцию о деньгах. Впрочем, они не жалуются – это же так интересно! А теперь любой феодосиец или гость города может изрядно расширить свои познания в области денежных знаков.
– Идея создания Музея денег возникла у меня давно, – рассказывает Александр Олещук. – Где ещё быть ему, как не в Феодосии? Её богатейшую историю можно проследить по монетам, которые чеканились здесь. Кроме того, не стоит забывать, что древняя Кафа была одним из важнейших торговых центров в Крыму. Поэтому по найденным в Феодосии и окрестностях монетам можно и географию изучать. Дело ещё в том, что у каждого коллекционера рано или поздно возникает вопрос: а что будет с коллекцией дальше? Самая обычная ситуация, когда она после смерти того, кто её собрал, разбазаривается наследниками, которые порой даже не представляют её ценности. Или коллекционер, попав в стесненные обстоятельства, сам распродает дело всей своей жизни. Обидно, что часто ценные монеты – я говорю сейчас об их исторической и культурной ценности – уходят за границу. Не только в Россию или страны бывшего Союза, но и в дальнее зарубежье. Их уже никогда не увидят наши дети. Я рад, что наконец-то моя мечта осуществилась. Любой человек теперь может познакомиться с историей чеканки денег, с монетами местными и заграничными, с денежными знаками, имевшими хождение в разное время.
Специалисты насчитали в истории Феодосии 12 периодов чеканки денег, начиная с IV – V вв. до нашей эры, когда здесь обосновались греческие колонисты. Свои деньги город (или город-государство) начинает выпускать в период расцвета, когда нет больших войн, земля изобильна, а торговля процветает. Получается, одиннадцать раз он воскресал после больших потрясений. Первые монеты были выпущены городом-государством Феодосией в ознаменование его самостоятельности и независимости. На неровных кружочках – им больше двух тысяч лет! – ещё можно прочитать буквы, складывающиеся в слово «Феодео» – «Феодосия». Впрочем, даже позже, с утратой независимости, город продолжал «делать деньги» - уж больно бойким и привлекательным для торговли местом он оказался. Известно место в Феодосии, где находился в эпоху генуэзского владычества (до конца XV века) монетный двор. Хотя сам процесс чеканки был довольно примитивны (два штемпеля, куда закладывалась литая заготовка), денежки выходили с удивительно точным весом. Александр Олещук специально перевешивал монетки на современных весах – до сотых грамма совпадают с эталоном того времени.
На интересные античные и средневековые монеты посетители смогут полюбоваться позже, может быть, уже в следующем сезоне: когда будет подготовлен ещё один зал и соблюдены все меры безопасности.
Зато далекого от нумизматики человека потрясает коллекция памятных монет Украины. Оказывает- ся, за двенадцать лет независимости их было выпущено немало. Если вы думаете, что её легко собирать – то очень и очень ошибаетесь. Некоторые монеты чеканились совсем небольшими партиями, а знаете, сколько желающих пополнить ими свое собрание? Когда Владимир Путин прибыл на празднование десятилетия украинской незалежности, то огорошил Леонида Кучму просьбой: нельзя ли достать сто памятных монет, выпущенных аккурат к этому юбилею? Оказывается, среди российских высокопоставленных чиновников много коллекционеров. Так что на долю украинских собирателей осталось всего 900 монет, которые в считанные дни обрели хозяев.
… Какие только денежные знаки не ходили на территории Крыма и Украины, ведь сменилось столько царств, возникали и уходили в безвестность государства!
– Вам же, журналистам, интересно все, что блестит! – приговаривает Александр Романович, вытряхивая на ладонь желтенькие кругляшки. – Вот эти золотые средневековые монетки, дирхамы, попадали сюда с купеческими караванами, даже сейчас можно обменять эти монеты и купить  автомобиль в Москве на http://www.pik-auto.ru. Очень практично: не надо заботиться о том, что в другой стороне «родные» монеты могут не принять. Серебро и золото везде можно было обратить в местную валюту. За одну такую монету меняла отсыпал приблизительно тысячу серебряных генуэзских аспров.
Аспр – довольно крупная денежная единица. Вряд ли кто-то скажет, сколько продуктов могла притащить с рынка хозяйка за одну такую монету: ведь в основном жили натуральным хозяйством, по мелочи прикупая что-то со стороны. А уж серебро откладывали на черный день или копили для крупных приобретений.
– А что можно было купить? – все-таки прицениваюсь я, трогая серебряную чешуйку в грамм весом.
– Ну, ещё сто девяносто девять таких монеток… Пожалуй, за эту сумму можно было прибрести хорошую рабыню, – прикидывает основатель музея денег. – Молодые здоровые мужчины стоили значительно дороже. На рабов был большой спрос, в Кафе существовал самый крупный невольничий рынок. Мужчин покрепче покупали в качестве гребцов на галеры, других – для домашней работы. Женщин… ну, тоже для разных целей.
Вот так – когда-то в центре Феодосии, где теперь симпатичный зеленый сквер, за мешочек серебра можно было купить человека. Или нескольких – за золотую монетку, тяжесть которой еле чувствуется на ладони.
Не зря Александр Романович съехидничал насчет интереса к блестящему: обычный человек, услышав про ценные монеты, представляет себе груду золота. Но в нумизматике важно не то, из чего сделана денежка, а её уникальность. Некоторых монет по лучшим музеям мира и частным коллекциям известно не более десятка. Вот и представьте, сколько они могут стоить. Подобными экземплярами может гордиться и основатель Феодосийского музея денег. Самая интересная история о невзрачной внешности и колоссальной ценности известна о пятицентовой монетке 1913 года выпуска. Их сохранилось всего пять. Если обнаружится ещё один экземпляр – Национальный банк США готов заплатить за него миллион восемьсот тысяч долларов. На родную сестру этой монетки – только выпуска 1918 г. (она ценная, но не раритет) можно полюбоваться в коллекции Музея денег.
Даже в недавнем прошлом, в конце XIX – начале ХХ века, были любопытные истории с денежными знаками. Например, крымская «афера века» : концессия 1859 – 1861 годов на прокладку железнодорожной ветки от Джанкоя до Феодосии. Одна из заграничных фирм, получившая подряд, истратила кучу государственных денег, но дорогу не построила. От того времени остались железнодорожные монетовидные жетоны: ими выплачивали зарплату рабочим. На жетоны они могли приобрести все нужное (наверное, по не самым низким ценам) в лавках той же компании. Очень хитро придумано – все средства возвращались назад. Вот ещё жетоны с надписью: «Добрый приют». Они печатались здесь, в Феодосии, на даче Константина Рукавишникова – известного филантропа, одно время занимавшего должность городского головы Москвы, и использовались также для выплаты зарплаты. Потратить их можно было в определенных трактирах, лавках, магазинах.
Какие истории за каждой монеткой, каждой купюрой! Вот деньги, ходившие в Крыму в смутное время Гражданской войны: выпускавшиеся разными правительствами, порой мгновенно обесценивавшиеся. Вот ещё одна страничка истории: деньги, которыми расплачивались на Украине и в Крыму в период немецкой оккупации. Чтобы приучить людей к новым купюрам, немцы придумали помещать на них привычные советским людям изображения: крестьянина, крестьянки (вот так всегда с женщинами – это самая дешевая купюра, в одну марку!), рабочего, ученого… А портреты брали… из советских газет. Ей-богу, шахтер на одной банкноте – вылитый Алексей Стаханов! А на бумажке в пять марок – картинка с… обертки шоколадки «Аленка». До войны выпускалась такая: хорошенькая девочка в беленьком платочке.
… Видите, деньги можно любить и так. За то, что они – часть нашей истории. И давать возможность другим узнать о них побольше. Ну и, конечно, открывать все новые и новые продолжения денежной темы. Например, в музее уже положено начало коллекции кошелечков и копилок. А комнатное растение, стоящее у входа, тоже имеет отношение к финансам: в народе оно так и называется – денежное дерево.



Создание и продвижение сайтов - Cтудия Bizon