Печатное издание: Провинция

ОТАРА ИЗ КУВШИНА

Лучшее время для поисков лесных кладов – это, как известно, трехнедельные летние купальские празднества. В один из таких дней в 20-х числах июня жители Феодосии без всякого дурацкого папоротника обнаружили самый большой по количеству монет клад в истории современной Украины.

Директор феодосийского Музея денег Александр Олещук рассказал представителям СМИ, что около четырёх недель назад ему принесли для экспертной оценки несколько старинных турецко-татарских монеток. Предположив по состоянию дензнаков, что они были найдены не россыпью в земле, а в виде клада, нумизмат убедил посетителей передать всю находку в дар музею в соответствии с действующим законодательством. Проведя первичную очистку, подсчёт и взвешивание денег, сотрудники музея объявили о сенсации: клад состоит из 10168 монет XVI века общим весом около 6 кг. До этого самый весомый за время украинской независимости клад, найденный три года назад в Чуфут-Кале, насчитывал 4250 монет.
12 июля А.Р. Олещук пригласил прессу и телевидение на место, где, по словам дарителей клада, было обнаружено древнее сокровище. Эта точка находится в не очень старом лесу у вершины горы Тепе-Оба, рядом с ведущей вниз дорогой, которая, судя по встречающимся тёсаным каменным блокам, вероятно, была проложена ещё в средневековье. Здесь же нетрудно заметить остатки явно рукотворной канавы, выкопанной параллельно гребню горы. Можно предположить, что её сделали для сбора стекавшей по склону дождевой и талой воды. Может быть, когда-то там был стационарный наблюдательно-сторожевой пост или даже чей-то дом. Само место находки представляет собой неглубокую ямку и кучку небольших камней. Монеты находились в развалившемся от времени глиняном татарском кувшинчике-бутусе на глубине 30 – 40 см.
После предварительного атрибутирования клада работники музея выяснили, что в бутус были положены монеты только одного типа: турецкие аспры, или, по-крымскотатарски, акче. Они сделаны из сплава на основе меди с низким (15 – 20 %) содержанием серебра. Вес акче постоянно уменьшался и в середине XVI столетия составлял в среднем 0,68 грамма. Тогда один золотой флорин меняли на 60 аспров. Сославшись на исторические источники и научную литературу, А.Р. Олещук сообщил, что в Османской империи того времени один баран стоил примерно 22 аспра. Следовательно, на деньги из кувшинчика можно было купить более 460 овец. Интересно, что среди тщательно собранных черепков бутуса не обнаружилось горлышка и ручки – возможно, они были отбиты ещё до того, как сосуд закопали. Значит, потенциальные владельцы внушительной отары не выбросили испорченную дешёвую посудинку, а использовали её для хранения сокровищ. Сейчас, по оценке Александра Романовича, весь клад представляет исключительно исторический интерес и практически ничего не стоит на рынке из-за очень низкопробного серебра и ветхости монеток.
Клад состоит из монет, отчеканенных при крымских ханах Сахиб I Гирее (правил в 1532 – 1551 годах), Девлет I Гирее (1551 – 1577) и Мехмед (Мухаммед) II Гирее (1577 – 1584). На многих монетах сохранились имена правивших ханов и точные даты чеканки по мусульманскому летоисчислению (от хиджры – переселения Мухаммеда из Мекки в Йасриб (Медину) в 622 году). Подавляющее большинство монет были выпущены в эпоху Девлет Гирея. На многих из них хорошо сохранились клейма места чеканки – Крымского (Старокрымского) монетного двора. Говоря о датировке, А.Р. Олещук напомнил о наиболее важных исторических событиях, относящихся к 1583 – 1584 годам, то есть предполагаемому времени сокрытия клада. Во-первых, именно тогда аспр резко обесценился в два раза – с 60 до 120 акче за флорин. Так что «количество баранов» в кувшинчике сразу сократилось вдвое. Во-вторых, в это время едва не произошло военное столкновение Крымского ханства и Турции. В-третьих, в результате этого противостояния был свергнут и убит собственным братом хан Мехмед II Гирей по прозвищу Толстый.
По мнению А.Р. Олещука, клад представляет серьёзную научную ценность. Монет очень много, и их состояние довольно хорошее (раньше находили практически прах). Как считает нумизмат, в кладе, скорее всего, будут обнаружены монеты ранее неизвестных штемпелей и дат чеканки. Александр Романович подчеркнул, что находка подтверждает идентичность денежных систем Турции и Крымского ханства (что до сих пор оспаривалось некоторыми исследователями) и достоверность исторических сведений о финансовом кризисе 1584 года. Именно кризис, по заключению А.Р. Олещука, стал основной причиной сокрытия клада: человек не желал принимать инфляционные цены и таким способом хотел уберечь свои деньги. А найденная в кувшинчике необработанная денежная заготовка позволяет предположить, что владелец закопанного кувшина мог иметь какое-то отношение к монетному двору Старого Крыма. Кроме того, «болванка» свидетельствует о более высокой технологии чеканки монеты, чем было принято думать раньше.
А.Р. Олещук официально объявил, что клад, являющийся достоянием города, Крыма и страны, назван по месту находки Феодосийским и будет храниться и экспонироваться в Музее денег.
Заглянем в XVI век?
Сейчас уже невозможно точно установить, кто, когда и почему зарыл Феодосийский клад. Одна неотчеканенная заготовка не может указывать на связь её владельца с монетным двором – работник старокрымского «Гознака» предпочёл бы сделать из болванки реальную денежку. Примерную дату зарытая бутуса определить совсем несложно: как и предполагает Олещук, это конец правления Мехмед II Гирея. А о финансовом кризисе клад не свидетельствует даже косвенно. Обесценивание денег («порча монеты») всегда сопровождалось массовой чеканкой «облегчённых» дензнаков. Между тем, в кладе явно преобладают монеты относительно благополучного времени Девлет I Гирея – их там, по словам А.Р. Олещука, свыше 90%. Кроме того, в инфляционные периоды люди старались отнюдь не закапывать стремительно обесценивающиеся монеты, а наоборот, как можно быстрее избавляться от них, покупая золото, землю, оружие, скот и другие «вечные» ценности. Значит, финансовый кризис никак не мог быть причиной сокрытия столь крупного клада.
Тем не менее, исторический контекст и специфика самого клада дают основания для некоторых логических предположений и гипотез. В большинстве найденных старинных кладах скрыта печальная судьба конкретного человека, целой семьи или даже рода. Если клад обнаружен, значит, его владельцы когда-то очень давно не смогли вернуться за своим драгоценным сокровищем... Поэтому считается, что клады не приносят счастья нашедшим их людям.
Скорее всего, в кувшинчике были спрятаны накопления нескольких поколений какой-то крымскотатарской семьи. Разбойничий клад был бы разнородным по составу. Простые мирные земледельцы вряд ли могли быть настолько состоятельными – во все времена и у всех народов такие люди были беспросветными бедняками. Какой-нибудь клан торговцев из Кефе независимо от национальной принадлежности вполне мог располагать подобными и даже гораздо большими средствами. Но предприниматели не прячут свои капиталы, а предпочитают пускать их в оборот, тем более в период подтверждённого историческими источниками финансового кризиса. В принципе, в острой политической ситуации 1584 года торговые люди Кефе должны были на всякий случай припрятать золото и даже ставшие «скоропортящимися» акче. Но угроза быстро и благополучно миновала, а деньги вопреки здравому смыслу так и остались лежать в земле.
Вероятнее всего, кувшин с деньгами принадлежал некой воинственной крымскотатарской семье, мужчины которой регулярно участвовали в военных походах за добычей. Жили они, предположительно, где-то в окрестнортях Кефе – даже богатым горожанам негде держать табун боевых коней, выносливых вьючных лошадей и хороших, здоровых кобылиц. Особо удачным для них было правление постоянно воевавшего Девлет I Гирея. А в конце правления Мехмед II Гирея у семьи вдруг появилась острая и срочная необходимость надёжно спрятать свои сокровища (где-то отдельно и более тщательно, наверное, зарыт и золотой клад).
Из истории известно, что хан Мехмед Толстый был человеком очень независимого и решительного нрава. Турецкий султан, как сюзерен Крымского ханства, привлёк татарское войско к войне с Персией. В 1583 году, убедившись, что походы далеко за пределы территориальных интересов ханства лишь ослабляют крымскую военную, политическую и экономическую мощь, Мехмед вопреки воле султана оставил театр военных действий и увёл своих воинов в Крым. Более того, он не побоялся пойти на открытую вооружённую конфронтацию с Оттоманской Портой – сильнейшей военной державой западного и восточного мира того времени. В следующем году хан блокировал Малый Стамбул – Кефе и приготовился к сражению с янычарами. Султан низложил Мехмеда и назначил ханом Ислам II Гирея. Татарские войска перешли на сторону нового властелина. Мехмед попытался бежать в Ногайскую орду, но был убит братом.
Из всего этого можно сделать вполне логичное, хотя, впрочем, весьма условное и недоказуемое предположение. Клад был спрятан в 1584 году людьми из одной семьи, которые участвовали в персидских походах, возможно, входили в число особо доверенных воинов Мехмеда Толстого и решительно поддержали хана в противостоянии с Турцией и борьбе за власть. За верность своему хану они, вероятно, и поплатились в одночасье собственными головами. Если родовые земли семьи находились под Кефе, прямо в эпицентре главных событий 1584 года, всех её членов могли перебить сразу же в момент государственного переворота и смены власти. Времени, чтобы спасти себя, а тем более деньги, у них не было. А «сотни баранов» так и остались лежать в земле, пока через 423 года не попали в фонды феодосийского Музея денег.

«Провинция», № 29 (570), 19.07 – 29.07. 2007. Григорий Сорокалетов.

Создание и продвижение сайтов - Cтудия Bizon