Статьи музея денег

Грядут ли перемены?

Закрывшись на реконструкцию 15 октября 2013 года, Музей денег в Феодосии пережил непростую зиму. И вот в начале мая 2014 года – с небольшой задержкой – мы открылись. Зима была сложной, не хватало денег на зарплату сотрудникам, а тут ещё реконструкция требовала непредвиденных затрат. Все с нетерпением ждали наступления весны и тепла. И она пришла. «Русская весна», как её потом назовут. Коллектив музея встретил её неоднозначно: одни с настороженностью, другие – с подъёмом и оптимизмом. А поводов беспокоиться было достаточно.

Зимой было «смутное время». Слава Богу, музей был под круглосуточной охраной, а все экспонаты – в надёжных сейфах. По городу в феврале 2014 года прокатился ряд ночных ограблений: грабили почты, сейфы учреждений, ломбарды. Закрылись даже некоторые ювелирные магазины.

И вот пришла весна, март месяц, референдум, в городе митинги, организовалась самооборона Крыма. На материк Украины потянулись первые беженцы из Крыма – те, кто посчитал, что здесь их будут притеснять по тем или иным мотивам. Много военных с семьями, бросив квартиры, уехали, оставшись верными присяге.

Мы же, сотрудники музея, волновались только о том, как мы сможем вникнуть в новые законы, заработаем ли на новые – увеличенные по сравнению с украинскими – российские зарплаты. И вообще, говоря языком моих хороших знакомых из Питера, сможем ли мы начать жить по-новому: с русским размахом и новыми взглядами на жизнь.

В конце марта из Киева пришла бандероль, в которой вместе с книгой рекордов Украины за 2013 год (куда попал и наш музей) пришло свидетельство – в красивой рамке – о том, что клад-рекордсмен, экспонируемый у нас, официально признан самым большим на Украине.[1] Теперь мы сможем гордиться им только в Крыму – в Эрмитаж поступали клады и побольше.

В общем, засучив рукава, работали и мы. Подавляющее большинство посетителей теперь – россияне. Поступлений в музей в прошлом, 2014 году практически не было. Коллекционеры затаились, приезжие омоновцы из Пскова, патрулировавшие город, рассказывали о новых суровых российских законах, запрещающих поиск и сбыт предметов старины, а также продажу предметов с нацистской символикой. Объяснили, что свастику надо заклеивать на предметах, иначе будут штрафовать. Полицейские попытались разогнать коллекционеров, но те смогли отстоять своё право на общение.

Запомнилось: в июне пришло предложение о бесплатном создании видеогида для нашего музея. Правда, мы сможем заняться этим проектом только в текущем году из-за изменения экспозиций, а также экскурсионных задач в связи с вхождением Крыма в состав России.

Сезон в музее прошёл неплохо, ожидали худшего. Отдали долги Приватбанку, съездил в Харьков (в Крыму банковскую карточку музея заблокировали). Поставили современные металлопластиковые окна в двух залах. Причём в одном из них они изготовлены со специальным покрытием, чтобы банкноты в экспозиции не выгорали от солнечного света. Заказали семь дополнительных выставочных стендов, которые смонтировали в феврале 2015 года.

Много хлопот доставило музею переоформление документов – налоговых и прочих – в соответствии с законодательством РФ. Теперь мы частное учреждение «Музей денег». По прежнему уставу мы были «неприбыльной» организацией (аналог неккомерческой в России – прим. ред.), но счёт нам в банке так и не открыли, потребовали справки из Министерства юстиции Крыма о том, что музей – некоммерческая организация, так как не зарабатывает в год 15 миллионов рублей. Абсурд.

Александр Олещук.

Статья размещена в журнале "Мир Музея" №3 (331) Март 2015 (С. 50).

Создание и продвижение сайтов - Cтудия Bizon